Портрет Е. В. Давыдова (1809)

Стройный, рослый и красивый офицер русской армии стоит в непринужденной позе. Крепкая, ладная фигура Давыдова туго затянута в блестящий парадный мундир гвардейцев начала 19 века.

Гвардия, как известно, была привилегированным родом войск. Офицеры (гвардейцы и гусары) имели право ходить на дворцовые балы, поэтому император Александр I лично определял форму и цвет офицерского обмундирования, вплоть до того, сколько пуговиц должно быть наши-то, какой высоты должен быть воротник.

Лицо Давыдова и его поза выражают твердость и решительность характера. Он изображен на фоне ночного грозного неба, усиливающего приподнятое настроение образа. Эффектно брошен кивер с султаном из черных и оранжевых перьев, рука привычно лежит на эфесе сабли.

Давыдов изображен Кипренским как мужественный и отважный романтический герой. Человек воинского долга и чести, он не дрогнет перед опасностью, не покинет поле боя.

В творчестве Кипренского нашли отражение настроения русского общества в начале 19 века. Позорный тильзитскпй мир и ряд предшествовавших ему военных неудач усилили недовольство положением страны у лучших представителей дворянской интеллигенции.

Непрекращающиеся вести о безудержно росшем влиянии французского императора, попиравшего независимость целых народов, предчувствие надвигающейся опасности для самой России накаляли атмосферу, порождая ненависть к узурпатору Наполеону, пламенное стремление защитить родину. Время подталкивало искусство на поиски человека-героя в окружающей действительности, среди своего народа, которому предстояло в ближайшем будущем встать на защиту отечества.

В портрете Давыдова воплощены мужество и благородство как типичные качества той части русского офицерства, из которой вышли впоследствии декабристы.