«Дробильщики камня» (1849—1850)

Старик, взмахнувший дробильным молотком, превращает крупные камни в щебенку, пригодную для ремонта дороги. Если представить себе, что так приходилось работать изо дня в день по десять-двенадцать часов в сутки, каждый поймет, насколько тяжел этот труд, да еще под палящими лучами солнца. Нужно иметь сноровку и большое терпение, чтобы набить щебенкой хотя бы одну корзину, какую держит молодой рабочий. У рабочего нет даже тачки, чтобы перевозить щебенку через груду камней. Лицо старика в тени от широкополой шляпы, но хорошо видны крепко сжатые губы, заострившийся нос и впалые щеки. Много, видимо, поработали натруженные старческие руки, чтобы иметь кусок хлеба. Одежда старика вся в заплатах, ноги обуты в деревянные растрескавшиеся башмаки, из которых торчат голые пятки.

Судя по одежде, положение молодого рабочего тоже жалкое. Дырища на рубашке обнажает смуглое тело, лямка, перекинутая через плечо, поддерживает брюки в лохмотьях.

«Люди этого класса обычно так начинают и так кончают»,— писал Курбе своему другу Вею об этой сцене, изображенной в картине без прикрас, во всей своей неприглядности. Старик согнут годами и трудом, юноша только начинает познавать жизнь. Но судьба их одинакова: полуголодное беспросветное существование, ничего лучшего не предвидится. Социальная несправедливость всегда возмущала художника, для картины он старался найти реалистические средства, понятные всем и каждому. Пейзаж суров и мрачен. Гора заслоняет небо, за ее склоном сияет только небольшая полоска. Солнце, правда, ярко сияет, но оно немилосердно жжет, изнуряет старика и юношу.

Детали картины подчеркивают нищенское положение каменщиков: растрепанная корзина, лопата, походный котелок — все такое убогое. Насыщенный колорит, ярко освещенный передний план, противопоставленный темному фону, заостряют выразительность картины, углубляют ее социальную значимость.