Франсиско Гойя (1746-1828)

Имя испанского художника Франсиско Гойи, живописца и гравера, пользуется мировой известностью. Сын ремесленника, позолотчика алтарей, он достиг звания придворного художника; был гимнастом, музыкантом и певцом; уже будучи художником, странствовал с группой матадоров, выступавших на аренах провинциальных городов Испании; служил простым матросом на корабле...

Творчество Гойи сложно и противоречиво. Его мировоззрение отмечено то вольнодумством, влиянием идей французских просветителей, то непостоянством во взглядах и привязанностях. Он любит Вольтера и народные песни; как у себя дома, располагается в роскошных дворцовых апартаментах, а потом не прочь побывать в кабаках и трактирах, среди ремесленников и крестьян.

Родился Франсиско Гойя в деревне близ Сарагоссы. В 1760 году поступил в мастерскую сарагосского художника Луциана, а затем после шестилетней выучки у Луциана дважды пытался поступить в Мадридскую академию художеств, но оба раза безрезультатно. В конце шестидесятых годов Гойя отправляется в странствия, с группой матадоров по Испании и в конце концов попадает в Италию, прибыв туда на корабле в качестве матроса. Неаполь, Парма и Рим, где на каждом шагу встречаются памятники искусства эпохи Возрождения, заставили Гойю отказаться от случайных дел и приключений. В 1771 году он вернулся в Мадрид и начал усердно изучать живопись своего великого соотечественника Веласкеса. Первый период творчества Гойи (1771 —1789) совпадает с либеральными преобразованиями, проведенными под влиянием идей французских просветителей.

В Испании, цитадели католицизма и инквизиции, стали основываться школы ремесел и искусств, национальные учебные заведения, вводилось светское образование, падала роль иезуитов. Гойя получил заказ на изготовление эскизов для шпалер (тканых гобеленов) королевской мануфактуры и уже в этих работах проявил себя незаурядным художником. В картинах для гобеленов, предназначенных украшать дворцовые стены, он изображал реалистические сюжеты из народной жизни («Продавец фаянса», «Деревенская свадьба», «Зима», «Водоноски).

В 1789 году Гойя назначается придворным художником. Он пишет ряд замечательных портретов — герцогини Альба, своего друга Себастьяна Мартинеса, Франсиско Байеу (брата жены художника), посла Франции Гиймарде. Его произведения становятся более углубленными по характеристике, изысканными и тонкими по колориту («Маха обнаженная», «Маха одетая» и др.).

По обязанности придворного художника Гойя выполнил групповой портрет королевской семьи, в котором изобразил без прикрас только что вступившего на престол Карлоса IV, награждавшего своих министров орденами и пощечинами, и его жену королеву Марию-Луизу с детьми, не знавшую пределов своим прихотям. Вращаясь в придворных кругах, Гойя зорко подмечает под внешне нарядным видом и отработанным этикетом гнилую сердцевину, пороки и ложь правителей Испании. Его рисунки и офорты насыщаются острым сарказмом, убийственной иронией.

Французская революция 1789 года и казнь Людовика XVI в 1793 году напугали испанскую монархию, началась реакция внутри страны. Гойя в серии офортов «Капричос» (в переводе это слово означает «вольная фантазия», или «капризы») сатирически клеймит наглость и невежество королевского двора, религиозный фанатизм и ханжество иезуитов, лесть и ничтожество правительственных чиновников. Офорты исполнены в гротескной, порой завуалированной форме, полны драматизма и сарказма. Десять лет (1793—1803) бичевал художник в этих офортах испанский абсолютизм, инквизицию, разложение правящих классов, социальные пороки. Гиперболизация образов позволила ему сбивать с толку духовную и светскую цензуру. Даже в парадных портретах членов королевской семьи Гойя позволяет себе давать обнаженную характеристику портретируемых, не скрывая их отталкивающих натур.

В начале XIX века художник создает ряд портретов, исполненных с внутренней взволнованностью и полнотой ощущения жизни. К лучшим портретам этого периода относятся портреты герцога Фернан Нуньес, герцогини де Чинчон, Исабеллы Кобос де Порсель, Сабасы Гарсиа. В 1808 году Испания была захвачена войсками Наполеона, прибывшими сюда для усмирения восставшего народа, заставившего короля-предателя Испании отречься от престола. Испанский престол был отдан Наполеоном своему брату Жозефу Бонапарту. В Мадриде вспыхивает народное восстание против бонапартистских интервентов, жестоко подавленное французами. Картина Гойи «Расстрел испанских повстанцев в ночь на 3-е мая 1808 года» была откликом художника-патриота на это трагическое событие в истории его родины. Известно, что войска Наполеона надолго застряли в Испании. Народ не мог мириться с порабощением, четыре года длилась его отчаянная схватка с интервентами. Художник откликнулся на эту освободительную войну графической серией «Бедствия войны». (Над этой серией офортов Гойя продолжал работать и после изгнания французов в 1814 году, разоблачая во второй ее части правящий класс, установивший в многострадальной Испании режим террора и насилия над народом.) В офортах, вошедших в серию «Бедствия войны», разум и чувства старого, оглохшего к тому времени художника восстают против ужасов войны и ее последствий. «Я сам это видел», или «Так было», или «Невозможно видеть это» — такими подписями сопровождает Гойя офорты, изображающие груды мертвых тел, сожженные дотла мирные селения.

Вслед за позорным бегством наполеоновских войск из Испании в Мадрид вернулась старая власть со всеми атрибутами и подлостями мрачной реакции — с разнузданной инквизицией, доносами, казнями. Гойя пробует ужиться при дворе Фердинанда VII, заподозрившего художника в либерализме и безбожии. Написав несколько парадных портретов и коронацию короля, Гойя стал постепенно отходить от правящей верхушки испанского общества. Потеряв многих друзей, сражавшихся за свободу Испании, он чувствует себя чужим среди оставшихся в живых.

В 1819 году Гойя переселяется в свой покинутый дом в окрестностях Мадрида. В этом уединенном жилище, прозванном местными жителями «Домом глухого», художник делает серию гравюр «Бой быков», начатую пять лет назад. Он изображает страшные сцены, характерные для этого жестокого развлечения: тореадора, проткнувшего шпагой разъяренного быка; панический ужас зрителей, когда бык прямо с арены ворвался в их ряды. «Дом глухого» Гойя расписывает мрачными фресками, напоминающими кошмарные сны. В этих фресках действуют чудовища, пожирающие людей, чревоугодные скелеты, ведьмы, справляющие шабаш, и т. д.

В 1820—1823 годах Испания снова растревожена: восстали испанские войска, поддержанные народными массами, выступившими с требованием установить в стране конституционный строй. Но и теперь народ оказался побежденным. И снова Испанию берет в тиски реакция, еще более жестокая и мстительная.

Забросив «Дом глухого», Гойя находит приют у одного из своих друзей. Имея все основания опасаться суда инквизиции, он начинает добиваться разрешения уехать лечиться во Францию. В 1824 году больной художник приезжает в Бордо. В этом городе нашли убежище многие соотечественники Гойи, вынужденные, как и он, покинуть родину. Здесь Гойя и похоронен. Тоскуя по Испании, он старался заполнить дни постоянной творческой работой: издает серию новых литографий «Бой быков в Бордо», рисует танцовщиц и уличные сценки, пишет картину «Молочница из Бордо» и портрет своего друга Пио де Молина (1828).

После смерти художника его слава быстро померкла. Теперь же трудно переоценить значение творческого наследия Франсиско Гойи. Волнующая современность произведений Гойи до сих пор вдохновляет многих передовых художников мира.