ГОГОЛЬ Николай Васильевич (1809 — 1852)


В «Старосветских помещиках» автор обстоятельно и неторопливо с привлечением множества жизненных подробностей и деталей, реалистически изображает жизнь Афанасия Ивановича и Пульхерии Ивановны, показывая за лежащей на поверхности патриархальностью, непосредственностью и добродушием их внутреннюю ограниченность, растительно-животный характер существования этих милых старичков. По сути - это не бросающаяся в глаза, не явно выраженная, тем не менее, трагедия двух людей, оставшихся до конца дней своих «нравственными эмбрионами», так и не родившихся духовно. Но это скорее беда, чем вина героев, слишком доверившихся «естественному» ходу жизни, заведенному не ими. Поэтому писатель не столько разоблачает, сколько сочувственно изображает своих героев, подчеркивая в них наличие подлинно человеческих задатков, таких качеств, как их почти детская наивность, бесхитростность, доброта, привязанность друг к другу.

Иное авторское отношение к героям в «Повести о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем». Не находя остатков человечности ни в главных персонажах, ни в других обитателях города Миргорода, где происходит действие повести, испытывая чувство глубокой горечи и обиды за человека, автор отрицает здесь не отдельные стороны изображаемого явления, а явление в целом - весь образ жизни и ее представителей, погрязших в страшной «тине мелочей». Это уже не юмор, а беспощадная ирония, разящий сарказм, убийственная сатира, направленные против самодовольного и отнюдь не безобидного ничтожества, возомнившего себя «честью и украшением» не только города Миргорода, но чуть пи не рода человеческого.

Однако авторское отношение к героям повести выражается не прямо, и через образ рассказчика, одного из обитателей Миргорода, смотрящего на героев повести снизу вверх. Отсюда восхищенно-эпический тон повествования, за которым скрывается авторская ирония, его подлинные оценки изображаемого. Чем больше расхождения между ничтожностью предмета повествования и возвышенностью, «монументальной» масштабностью и его подаче, обрисовке и прямых оценках, тем больше раскрывается истинная его сущность, в данном случае сатирически разоблачаемая. Проблема соотношения автора, рассказчика-повествователя и героев в повести о двух Иванах не проста. В ней имеет смысл разобраться, во-первых, потому, что без этого нельзя в должной мере уяснить своеобразие и смысл сатирических приемов писателя; а во-вторых, потому, что эта проблема - одна из важнейших в изучении поэтики гоголевской прозы в целом.

Особо следует вдуматься в глубокую содержательность таких сатирических приемов Гоголя в этой повести, как алогизм, в том числе характеристик, например: «Иван Иванович несколько боязливого характера. У Ивана Никифоровича, напротив того, шаровары в таких широких складках, что если бы раздуть их, то в них можно бы поместить весь двор с амбарами и строением» (II, 189).