Борис Иогансон (род. 1893)

Народный художник СССР Борис Владимирович Иогансон художественное образование получил в Училище живописи, ваяния и зодчества у А. Е. Архипова, Н. А. Касаткина, С. В. Малютина и К. А. Коровина. Но перед тем как поступить в 1913 году в Московское Училище живописи, Иогансону, как он сам говорит, «посчастливилось для подготовки к конкурсному экзамену по искусству заниматься в частной студии замечательного педагога — художника Петра Ивановича Келина. Это был мой первый, большой, настоящий учитель реализма». Из студии Келина Иогансон пришел в Училище живописи отлично подготовленным по рисунку, и это дало ему возможность основательно усвоить все специальные предметы. С особым чувством благодарности Иогансон всегда вспоминает занятия в мастерской, поочередно руководимой С. В. Малютиным и К. А. Коровиным. Иогансон пишет: «Я учился в классе К. Коровина в Училище живописи два года и имел возможность узнать его ближе в непосредственном с ним соприкосновении. Это был человек необыкновенной одаренности во всех областях искусства, мастер живописи, к тому же наделенный исключительным живописным глазом, весельчак, эпикуреец... Он влиял, в смысле живописной направленности, даже на таких художников, как Серов и Левитан. Они любили в нем талант живописца и обращались именно к этой стороне его дарования».

В искусстве того времени, когда молодой Иогансон овладевал профессией художника (1911 — 1918), существовало множество группировок и течений, враждовавших между собой. Именно в те годы идейно содержательная реалистическая живопись подвергалась ожесточенным нападкам со стороны различного рода «левых», модернистских направлений, со стороны приверженцев девиза «искусство для искусства». Надо было смолоду обладать твердым убеждением, что только реалистическое искусство способно служить народу, чтобы не поддаться всем «соблазнам моды».

Иогансон рано познал условия жизни бедноты и «отщепенцев общества» в царской России. Он видел картины печального существования рабочего и ремесленного люда в Грузинах (около Тишинского рынка в Москве), где долгие годы проживало семейство Иогансона. Побои, пьянство, поножовщина, скандалы здесь были рядовым явлением.

Молодой художник был свидетелем баррикадных сражений рабочих Красной Пресни с полицейскими и казаками, пытавшимися задушить революционные выступления рабочего класса против царского режима. Иогансон видел похороны Баумана, сопровождаемые многолюдной демонстрацией с лозунгами, призывавшими к свержению самодержавия.

Еще будучи учеником Комиссаровского технического училища (до поступления в келинскую студию), Иогансон проявлял углубленный интерес к литературе, музыке и театру. (Было время, когда он собирался стать актером и даже пробовал играть на сцене.) Книги Горького, Серафимовича, Вересаева заставили юношу Иогансона направить свое внимание на революционную борьбу народа за свое освобождение.

Как художник-жанрист и психолог Иогансон впервые выступил на ученической выставке 1914—1915 годов картиной «У всенощной», выделявшейся среди работ его товарищей по школе живописи. Изображая вечернюю службу в Успенском соборе в Кремле, художник показал на первом плане женщину с опущенной черной вуалью. Образ этой скорбящей женщины вызывал ассоциацию с действительностью тех дней, когда в газетах ежедневно мелькали списки убитых на фронтах империалистической войны. Тогда на каждом шагу встречались матери и жены погибших, одетые в траур. Картина была настолько талантлива по живописно-психологическому решению темы скорби, что М. В. Нестеров специально разыскивал Иогансона, чтобы познакомиться с ним и сказать, что «это настоящее, это от подлинного искусства». (Картину «У всенощной» с ученической выставки приобрел коллекционер, который с выгодой перепродал ее и отправил в Париж.)

Стремление Иогансона к «жанру с психологией» не встречало поддержки со стороны К. Коровина, говорившего: «Зачем тебе сюжет, гляди широко раскрытыми глазами, пиши природу такой, какой ее видишь». При всей авторитетности Коровина как педагога и блестящего колориста Иогансон сумел противостоять его совету, сохранив свое собственное отношение к призванию художника-реалиста. Все последующее творчество Иогансона убеждает нас в правильности избранного им пути.

Октябрьская революция дала возможность развернуться таланту художника. Он с увлечением пишет картины о жизни Советской страны, о борьбе с разрухой, с контрреволюцией и пережитками капитализма, укоренившимися в сознании отсталых людей.

Человек со всей сложностью его духовной жизни, переживаний и чувств стал в центре внимания Иогансона. В двадцатых годах он создает картины «На борьбу с разрухой» (1922), «Советский суд», «Рабфак идет», «Узловая железнодорожная станция в 1919 году» (все три написаны в 1928 г.).

Период творческого взлета художника характеризуют картины «Допрос коммунистов» (1933), «На старом уральском заводе» (1937), «Выступление В. И. Ленина на III съезде комсомола» (1950). Хотя последняя работа написана в соавторстве с группой молодых художников, в ней явственно видно «иогансоновское» и в замысле, и в композиционном решении темы, и в плотной, материально-предметной живописи. Работая с помощниками, Иогансон преподал им уроки мастерства, доверял самостоятельно прописывать всю картину, композиционно определившуюся в основном в его предварительном карандашном эскизе. Когда же коллективу показалось, что все уже «встало на свое место», Борис Владимирович остался на несколько дней в мастерской один и, как говорится, «прошелся» по всему холсту рукой мастера.

В творчестве художника немалое место занимают портреты и пейзажи, натюрморты и иллюстрации. Известны его портреты Д. В. Зеркаловой (1947) и В. И. Немировича-Данченко (1948), натюрморты: «Купавки и незабудки» (1939), «Натюрморт с грибами» (1946), «Розы» (1955), «Осенний букет» (1955).

Борис Владимирович является профессором Московского института имени Сурикова. Художник-коммунист, он воспитывает молодых художников активными борцами за чистоту принципов искусства социалистического реализма.

Ведет Иогансон и большую общественную работу. Он был председателем Оргкомитета Союза художников СССР, президентом Академии художеств СССР, директором Третьяковской галереи. Ему принадлежит целый ряд статей по изобразительному искусству, вошедших в дважды изданную книгу «Молодым художникам о мастерстве». Опубликованы также его методические руководства по живописи. Иогансон продолжает активно выступать в периодической печати — в газетах и журналах, откликаясь на волнующие вопросы художественной жизни нашей страны.