Орест Кипренский (1782—1836)

Орест Адамович Кипренский рос в семье крепостного Адама Швальбе; как полагают, был побочным сыном помещика Дьяконова, который содействовал тому, чтобы Кипренский поступил в Академию художеств. По месту рождения в местечке Копорье (близ Ораниенбаума) он был записан в казенных бумагах под фамилией Копорский, а в Академии стал Кипренский. В Академии художеств Кипренский учился пятнадцать лет (1788— 1803), блестяще окончил ее п получил самую высокую награду — большую золотую медаль с правом на заграничное пенсионерство, но из-за наполеоновских войн, развернувшихся тогда в Европе, поездку отложили на неопределенный срок. В начале 1809 года Кипренский, уже вполне сложившийся к тому времени художник, приезжает в Москву (здесь пробыл около двух лет), затем отбывает в Тверь и в начале 1812 года возвращается в Петербург.

«Портрет отца» (1804) открывает творческий путь Кипренского как художника-портретиста. (Академию он закончил как исторический живописец конкурсной картиной «Дмитрий Донской по одержании победы над Мамаем».) Адам Швальбе изображен как незаурядная личность, как человек, умеющий постоять за себя, сохранить собственное достоинство при любых обстоятельствах. Выразительны и последующие портреты Кипренского, выполненные за годы между окончанием академического курса и первой поездкой за границу в 1816 году: автопортрет 1808 года, портреты друга художника А. Р. Томилова, Е. П. Ростопчиной, гусарского полковника Давыдова, мальчика Челищева, Д. Н Хвостовой, поэта В. А. Жуковского. Сочетание романтической воодушевленности с проникновенной характеристикой человека мы видим в портрете Давыдова (1809). В мальчике Челищеве любовно передана впечатлительность его натуры. Глубокая эмоциональность Кипренского сделала его замечательным мастером женского портрета. Один из лучших его женских образов — портрет Е. П. Ростопчиной. В автопортретах молодого Кипренского ясно проглядывают юношеская мечтательность и светская обходительность «нежного франта», как его называли в товарищеской среде.

В 1812 году Кипренский, вернувшись в Петербург, приступает к созданию серии карандашных портретов участников Отечественной войны — генерал-майора Е. И. Чаплицы, А. Р. Томилова, юноши-ополченца П. А. Оленина, братьев Ланских и других. Художник стремился в этих портретах показать гражданское значение личности, выявить душевные порывы людей, вставших на защиту отечества, возвысить своего современника. Кипренский ценил в человеке прежде всего чувство гражданского долга, отзывчивость характера, способность на самоотверженные поступки. В те же годы (1809—1814) Кипренский создает несколько произведений, посвященных людям, томившимся в крепостной неволе, и крестьянским детям, разделявшим печальную судьбу своих родителей: «Музыкант», «Калмычка Баяуста», «Андрюшка», «Пейзаж с бурлаками». Художник выступает здесь как наблюдательный человек, сочувствующий угнетенным и обездоленным. Кипренский ввел изображение крестьянских детей в русское искусство как самостоятельную тему, продолженную затем Венециановым и Тропининым.

В 1816 году осуществилась поездка Кипренского за границу. В течение семи лет, прожитых в Италии, он много работал: писал картины и портреты, изучал классическое наследие, главным образом Леонардо да Винчи, но результаты оказались не столь плодотворными, как можно было ожидать. В творчестве Кипренского в Италии сказались традиции академической школы с ее пристрастием к аллегориям и религиозно-мифологическим сюжетам. Даже в бытовую тему он вносит символическую условность («Цыганка с веткой мирты в руке»). Зато портретный жанр становится богаче и сложнее по индивидуальной характеристике (портреты А. М. Голицына, Е. С. Авдулиной, С. С. Щербатовой). Побывав в Париже и Мариенбаде (где встретился с Гёте), Кипренский в 1823 году вернулся в Россию, где его приняли весьма прохладно из-за недозволенно долгого отсутствия.

Вернувшись в родные края в период подготовки декабристского восстания, Кипренский с головой окунулся в творческую работу, которая принесла блестящие плоды. Академические выставки 1824 и 1827 годов наглядно показали, какое большое значение имеет Кипренский как художник-портретист для русского искусства. Из произведений Кипренского, созданных за пятилетие, от возвращения в Россию до окончательной разлуки с родиной, самое значительное — портрет А. С. Пушкина, всем нам знакомый с детских лет.

В «жестокий век» николаевской реакции художник изобразил русского гения как человека независимых взглядов. В том году, когда Пушкин по просьбе своего друга А. Дельвига позировал Кипренскому, было написано знаменитое послание декабристам в Сибирь, которое кончалось пророческими словами:

Оковы тяжкие падут,
Темницы рухнут — и свобода
Вас примет радостно у входа,
И братья меч вам отдадут.

Портрет воссоздает вдохновенный облик Пушкина, мужественно отстаивавшего свои высокие идеалы, свое представление о миссии поэта — глаголом жечь сердца людей. В повороте головы, в проницательном взгляде, в жесте сложенных рук выражен сложный мир переживаний Пушкина, познавшего и радость творчества и горечь изгнания. В сдержанной позе, в горьком изгибе линии рта чувствуется затаенная тревога.

Свое отношение к портрету и его автору Пушкин выразил в стихотворении «Кипренскому»:

Любимец моды легкокрылой.
Хоть не британец, не француз,
Ты вновь создал, волшебник милый,
Меня, питомца чистых муз...
Себя, как в зеркале, я вижу,
Но это зеркало мне льстит...

В 1828 году Кипренский снова уезжает в Италию и больше уже не возвращается на родину. В 1836 году Александр Иванов писал из Италии в Петербург отцу: «Знаменитый Кипренский скончался. Стыд и срам, что забросили этого художника. Он первый вынес имя русское в известность в Европе... Кипренский не был никогда ничем отличён, ничем никогда жалован от двора, и все это потому только, что он был слишком благороден и горд, чтобы искать этого».

«Автопортрет» Кипренского украшает галерею Уффици (Флоренция), где в отдельном зале собраны автопортреты всех знаменитостей европейского искусства. Такой чести он удостоился из русских художников первым.