ЛЕРМОНТОВ Михаил Юрьевич (1814 -1841)


К ним относятся «Ветка Палестины», «Тучи», «На севере диком стоит одиноко», «Утес», «Листок». Пейзажные образы здесь тяготеют к символико-анимистическому одухотворению, заменяя собою непосредственное изображение лирического героя и лирических персонажей. Свое дальнейшее развитие у Лермонтова получают и стихотворения, которые Белинский называл субъективными. К ним относятся «Когда волнуется желтеющая нива», две «Молитвы», «Есть речи - значенье», «Ребенку», «Выхожу один я на дорогу». Бытовавшее в дореволюционном литературоведении мнение о вызревании в лирике Лермонтова отказа от его мятежного неприятия существующей действительности аргументировалось ссылками на эти и некоторые другие стихотворения, в частности, на шедевр поэта «Когда волнуется желтеющая нива», в котором действительно запечатлены редкие мгновения слияния поэта с природой, на время «смиряющие» его неизбывную «души тревогу», порождаемую неустроенностью мира, разладом с ним, постоянством сомнений в возможности существования «счастья на земле, а «в небесах» - благого Бога. Гармония в природе лишь намекает поэту на ее возможность и в душе поэта, и в отношениях людей друг с другом, и в отношениях с «небом». Отнюдь не об однозначном «примирении» свидетельствуют и такие поздние стихи, как «И скучно и грустно», «Отчего», «Благодарность». Но и в них живет затаенная тоска по «душе родной», по возможности человеческого единения, чтоб «в минуту жизни трудную» было кому «руку подать», чтоб не бесплодным остался «жар души» и не растрачивался бы он в людской «пустыне». Богоборческие мотивы (не тождественные атеизму!) диалогически перекликаются в стихах поэта с мотивами религиозными, «демонская» мятежность-с нравственными и духовными устоями народной жизни («Бородино», «Казачья колыбельная песня», «Завещание»). В «Бородине» Лермонтову удалось создать образ не только рядового участника великого сражения, но и раскрыть в его облике черты русского, народного, национального характера и вместе с тем яркой самобытной личности. Простота и жизненная умудренность старого солдата, его непритязательность и человеческая значительность, лукавая ироничность и основательность, простодушие и высокая духовность — все это обусловило масштабность и богатство этого образа. Недаром Л. Толстой называл «Бородино» зерном своей эпопеи «Война и мир» с ее «мыслью народной».

От «Бородина» тянется нить к другим лермонтовским стихотворениям, затрагивающим тему человека из народа («Сосед», «Казачья колыбельная», «Дары Терека»). Одним из самых значительных в этом плане является «Завещание» 1840 г. Герой стихотворения, скорее всего офицер, выслужившийся из нижних чинов, прошедший суровую школу армейской кочевой жизни, кровопролитных сражений, близок одновременно и к людям из народа, и к лермонтовскому лирическому герою.