ЛЕРМОНТОВ Михаил Юрьевич (1814 -1841)


В преддверии поединка между Калашниковым и Кирибеевичем в поэме говорится: «И подумал Степан Парамонович: "Чему быть суждено, то и сбудется"». Однако следующий же стих вносит существенные коррективы в сказанное: «Постою за правду до последнева». Фатализм Калашникова особого свойства - это своего рода активный фатализм. Даже если человек не свободен в выборе своей судьбы, он свободен в выборе между добром и злом, справедливостью и несправедливостью, правдой и кривдой - свободен нравственно. В этом плане показателен диалог между царем и купцом Калашниковым: «Отвечай мне по правде, по совести, Вольной волею или нехотя, Ты убил насмерть мово верного слугу, Мово лучшего бойца Кирибеевича?» - «Я скажу тебе, православный царь: Я убил его вольной волею, А за что про что - не скажу тебе, Скажу только богу единому» (IV, 115).

До сих пор нет общепризнанного мнения о художественном методе лермонтовской поэмы. В пользу принадлежности «Песни» к реализму говорит историзм, социальная и нравственно-психологическая мотивированность характеров, сюжета, конкретная и предметная точность изображения, языка и стиля. Но не менее значительны доводы «в пользу» романтизма поэмы. Ее герои наделены могучими натурами и страстями, все они личности исключительные, действующие в исключительных обстоятельствах. И главное - в каждом из них ощутим отсвет лермонтовского идеала сильной, гордой, неподвластной обстоятельствам личности. В монологах героев, особенно Кирибеевича и Калашникова, немало субъективно-эмоциональных, экспрессивно окрашенных стилистических форм. По своей художественной природе лермонтовская поэма представляет собою еще недостаточно изученный сплав реализма и романтизма, возможно, с преобладанием первого над вторым.

В поэме «Тамбовская казначейша» (1837-начало 1838 г.) Лермонтов вступил на путь последовательно реалистического изображения современной жизни. Сниженностью тематики, сюжета, системы образов поэма подчеркнуто, противопоставлена романтическим произведениям. Примыкая по времени создания к «Песне про... купца Калашникова», «Тамбовская казначейша» предстает в отношениях отталкивания - притяжения с этим произведением. В одной - далекое прошлое, в другой - современность; в первой - героические характеры, непримиримые конфликты, смертельная сшибка страстей, трагическая развязка, во второй - мелкие характеры, прозаически будничный быт, анекдотический конфликт, венчаемый всплеском городских сплетен и пересудов. Реализм одной исполнен высокой романтики, реализм другой предвосхищает сатиру «натуральной школы». В «Тамбовской казначейше» тоже затрагивается тема чести и достоинства личности, но раскрывается она не в героико-поэтизирующем ключе, а в сатирически развенчивающем плане.