ЛЕРМОНТОВ Михаил Юрьевич (1814 -1841)


Отсюда усиление в романтизме «Демона» не только субъективного, но и объективного начала, что придает ему новое качественное своеобразие. Полифоническое сопряжение в «Демоне» взаимоисключающих и взаимосвязанных правд, полисемантичность образа главного героя послужили причиной множества полярно расходящихся его интерпретаций - не только в критике и литературоведении, но и при переводах поэмы на «язык» других видов искусств. Наибольшую известность получили посвященные «Демону» картины и иллюстрации к поэме М. А. Врубеля, одноименная опера А. Г. Рубинштейна, симфония Э. Ф. Направника.

На рукописи поэмы «Мцыри» имеется авторская помета: «1839 года Августа 5». Но это лишь дата завершения работы над произведением. Его замысел восходит к поэме «Исповедь» 1831 г. «Мцыри» и «Демон» находятся в сложных отношениях соотнесенности и противопоставленности. Бесплотной духовности Демона противостоит одухотворенная плоть Мцыри - конкретного земного человека. Преобладающему в «Демоне» вселенски-космическому сюжету приходит на смену изображение земной жизни героя. Мцыри, как и Демон, дает «ненарушимую» клятву. Оба героя намечают высокую цель, которая должна привести их к «жизни новой». Демон стремится преодолеть одиночество через любовь. Идеал Мцыри шире: он для него уже не в союзе двух любящих душ, а в единении с людьми, родными и близкими по духу. Отсюда в нем такая жажда свою «пылающую грудь Прижать с тоской к груди другой, Хоть незнакомой, но родной». Мятежный и свободолюбивый не менее, чем Демон, Мцыри чужд демонического индивидуализма.

В «Мцыри» герой больше приближен, чем в «Демоне», к современной Лермонтову реальной социально-исторической действительности. Трагическая судьба героя, «пленника русского самодержавия» (И. Андроников), рвущегося из плена к обретению утраченной свободы, но так и не достигающего своей цели, была чрезвычайно созвучна лермонтовскому поколению. В то же время героический пафос бескомпромиссной борьбы за свободу, воодушевляющий Мцыри до конца его короткой жизни, явился отражением лермонтовского идеала. Но отражение это далеко не однозначно. Вопреки кажущейся монологичности поэмы, в которой в качестве идейно-композиционного центра выступает исповедь ее единственного героя, она, как и «Демон», внутренне диалогична, что расширяет ее смысловой спектр.

Наиболее распространена трактовка образа Мцыри как «естественного человека», сталкивающегося с губительной силой цивилизации, оторвавшей его от «естественного состояния». При таком рассмотрении герой лишается присущей ему внутренней динамики, а образ - свойственной ему многозначности.