«Расстрел испанских повстанцев в ночь на 3 мая 1808 года» (1814)

Французский император Наполеон, находясь в зените славы непобедимого полководца, в 1808 году без единого выстрела захватил Испанию. Регулярная королевская армия не оказала сопротивления французским войскам, так как слабовольный и трусливый король Испании Карлос IV был в сговоре с Наполеоном. Не мог мириться с порабощением страны только трудовой народ, В Мадриде вспыхнуло восстание, жестоко подавленное французами. У холма Принсип Пио сотни повстанцев, осмелившихся выступить против интервентов, были расстреляны. Это трагическое событие, происшедшее в ночь на 3 мая 1808 года, увековечено в картине Гойи.

Художник изобразил две противостоящие друг другу группы: безоружных мадридских ремесленников и шеренгу солдат с поднятыми ружьями, нацеленными на повстанцев, обреченных на смерть. В позах и лицах повстанцев воплощены чувства людей, вспыхивающие в последнюю минуту жизни. Один сжал кулаки, наклонился и, кажется, готов броситься на карателей. Другой повстанец бесстрашно смотрит на французов, загораживая спиной своих товарищей. Он так же, как и рабочий в расстегнутой белой рубахе, смело примет смерть. Не в силах побороть страх, некоторые закрыли лицо руками или низко нагнулись. На втором плане картины изображена колонна повстанцев, тоже приговоренных к смертной казни. Они идут медленно, но неотвратимо, побежденные, но не вставшие на колени. Так могут встречать смерть только честные патриоты, для которых немыслима измена родине. Французские солдаты, построенные в шеренгу, вымуштрованные и жестокие,— слепые исполнители чужой злой воли. Старательно, по команде целятся, по команде же спустят курки и будут стрелять до тех пор, пока не упадет последний из приговоренных к расстрелу.

Свет фонаря выхватывает из тьмы фигуры безоружных повстанцев. Тени от французов, ночное небо, мрачные силуэты зданий за холмом — все это обостряет, усиливает трагедийное звучание сцены. Гойя, сочувствуя народу, восторгаясь бесстрашием своих соотечественников, выражает этой картиной страстный протест против насилия, бесчеловечной жестокости интервентов, против всех зол, которые несут войны.

Эта историческая картина прозвучала как гимн во славу подвига испанского народа. Она заставляла зрителя сочувствовать не отдельному страдальцу, а всему народу героической Испании, поднявшейся на борьбу за национальную независимость.