«Сикстинская мадонна» (1515—1519)

«Сикстинская мадонна» — величайшее произведение в истории мирового искусства. «И как мало средств нужно было живописцу, чтобы произвести нечто такое, чего нельзя истощить мыслию! Он писал не для глаз, все обнимающих во мгновение и на мгновение, но для души, которая, чем более ищет, тем более находит» (В. А. Жуковский).

Мария, дарующая миру своего сына, покорная неизбежному, на миг остановилась в раздумье, в растерянности и смятении чувств, питая надежду найти защиту своему ребенку.

Папа Сикст призывает мадонну пожертвовать сыном во имя спасения человечества, просит внять его мольбам. Справа от Марии стоит коленопреклоненная святая Варвара (покровительница умирающих), такая же красивая молодая итальянка, как и Мария с младенцем. Но мир чувств Варвары проще, в ее внешнем облике меньше благородства, чем у Марии, поглощенной материнской любовью и сознанием необходимости жертвы во имя человечества. Образ Марии олицетворяет высокую нравственную силу, идеал прекрасного и совершенного человека. Вспоминая в «Былом и думах» «Сикстинскую мадонну», А. И. Герцен пишет, что Мария прижимает к себе сына так, что, «если б можно, она убежала бы с ним куда-нибудь вдаль и стала бы просто ласкать, кормить грудью не спасителя мира, а своего сына. И все это оттого, что она женщина-мать и вовсе не сестра всем богиням Изидам и Реям и прочим богам женского пола».

Рафаэлевская мадонна прежде всего женщина-мать. Так религиозная тема алтарной картины перерастает в общечеловеческую.

«Сикстинская мадонна» украшает ныне Дрезденскую галерею. Двести тридцать пять лет она находилась на родине Рафаэля и вот уже более двухсот лет живет в Германии. Двадцать тысяч золотых дукатов было выплачено монахам бенедиктинского монастыря Сан-Систо в Пьяченца, где она висела в главном алтаре монастырской церкви. Теперь эта финансовая сделка кажется оскорбительным актом, настолько бес¬ценно неувядаемое очарование «Сикстинской мадонны» — шедевра мирового искусства, принадлежащего всему человечеству.